Олег Гаркуша:
культура 11.06.17
«Мы столько лет бились за помещение для своего арт-центра, что согласились бы на любое здание» Фото Интерпресс

Фронтмен легендарной группы «АукцЫон» Олег Гаркуша обрел первых поклонников, а затем и громкую славу благодаря Ленинградскому рок-клубу. С его сцены он начал длинный путь становления как музыкант, шоумен и актер. Сегодня подобной площадки в Петербурге нет, большинству начинающих исполнителей негде показать себя, проверить свои композиции на слушателе. Конечно, есть Интернет, но это - заочный контакт. Олег Гаркуша уже не первый год создает арт-центр «Гаркундель», который смог бы хотя бы отчасти заменить былой рок-клуб. О том, почему он считает открытие «Гаркунделя» на 10-й Советской необходимым, а также о том, почему в Европе, на которую музыкант смотрит трезвыми глазами уже два десятка лет, пьют больше, чем в России, Олег Гаркуша рассказал «Интересанту».

 

Ленин видел арт-центр из окна?

- Олег, взятый вами в аренду двухэтажный флигель внутри двора на 10-й Советской, вероятно, не случайно расположен в историческом месте: бок о бок с будущим «Гаркунделем» находится вход в музей-квартиру Аллилуевых. Здесь сто лет назад скрывался от агентов Временного правительства Ленин, а Сталин познакомился со своей женой Светланой Аллилуевой…

- Мы столько лет бились за помещение для своего арт-центра, что согласились бы на любое здание. Хотя, спустя некоторое время, когда мы вывезли семь грузовиков мусора и наконец-то смогли подобраться к входу в совершенно убитый флигель, стали прикидывать, из каких именно окон могли видеть наш домик во дворе Ленин, Крупская, Орджоникидзе. Вполне возможно, что «Гаркундель» был перед ними как на ладони.

- И что они увидели бы сегодня вместо разрушенной и заваленной мусором «заброшки», какой она была несколько лет назад?

- Ремонт практически закончен. Сейчас устанавливаем музыкальное оборудование. Хочется добиться хорошей акустики. Это важно не только для тех почетных гостей, которые помогали нам создавать центр: Насти Полевой, Сергея Чигракова, Сергея Галанина, Гарика Сукачева, Федора Чистякова, «БИ-2» и многих-многих других легендарных рок-музыкантов. Это важно и для творческой молодежи, которой сегодня просто негде выступать. Начинающие денег не собирают, потому им отказывают в площадках. Наступило, на мой взгляд, время что-то менять. Мы создаем центр, где коллективы смогут обмениваться опытом, общаться, репетировать, устраивать совместные выступления - в общем, создаем единое мощное культурное пространство.

- Стоит заметить, что и пространство обширного, старинного петербургского проходного двора во многом стало выглядеть культурнее.

- Сейчас по этому двору хотя бы можно пройти, не ломая ноги о кучи хлама и не наблюдая красующийся в самом центре мусорный бак.

- Арт-центр не зациклится только на звуках музыки?

- Разумеется, нет. Мы планируем устраивать выставки художников и фотохудожников, кинопросмотры, выступления актеров, литераторов, поэтов. Наши двери будут открыты для всех, кто увлечен творчеством. Мы хотим также устраивать бесплатные праздники для пенсионеров и детей: ведь в микрорайоне нет ни клубов, ни кинотеатров, культурно отдохнуть негде.

 

В Европе пьют больше, чем у нас

- Олег, вы все чаще и чаще выступаете в проектах, которые призывают к трезвому образу жизни, поддерживаете работу центра трезвости «Дом на горе», созданного Дмитрием Шагиным. А разве не справедливо выражение «Веселие Руси есть питие»?

- Не справедливо. Просто есть миф о пьянстве русских, которым противопоставляются «воздержанные» европейцы и «организованные» американцы. Сказка такая. Я не принимаю алкоголь уже двадцать лет. Когда находился в реабилитационном центре в Штатах, - видел среди пациентов представителей всех национальностей мира. Русские там отнюдь не преобладали.

- Откуда же возник тогда этот миф?

- Из нашего менталитета. У нас слегка подвыпившему уже нужно покуражиться, показать, что он гуляет, празднует. Он весь на виду. В Европе пьют очень много, но скрытно. Менеджеров или, например, кассиров, которые приходят вечером домой все «на нервах», там никогда не увидишь шатающихся на улице с бутылкой пива в руках, и за «догонкой» никто в магазин не бегает. Там царит бытовой алкоголизм. Запасаются заранее и пьют дома. Как вариант - с коллегами в заведениях. Но пьют обязательно каждый день. На улицах все чинно и благородно. Проблема загнана внутрь. На самом деле в Европе картина такая, как в Париже с клошарами: они покупают каждый по канистре и скрываются под мостами, чтобы их опустошить.

- Олег, как же бороться с употреблением алкоголем?

- Запреты бессильны. Надо показывать весь вред, всю трагичность ситуации, объяснять, что пить не просто опасно, а смертельно опасно. Пьющий человек должен понимать, что он вливает в себя гадость.

- Это поможет?

- Не знаю. Моя история и истории людей, которые я слышал, свидетельствуют о том, что я называю чудом: в голове вдруг что-то «щелкает», и ты понимаешь, что дальше так жить нельзя. Если даже не умрешь, то умрешь для близких, для любимого дела. Почему это «щелкает», у кого, в какой момент - я пока не понял.

Людмила АНДРЕЕВА,

интернет-журнал «Интересант»

 

читайте также

новости

все новости »»